Подписка на новости

 

Как часто вы хотите получать рассылку?

Какие материалы вам интересны?

 

 
 

Все теги

Дзержинский
Муниципальное образование «Городской округ Дзержинский»

8 (495) 551-4155, adm-dzer@yandex.ru

140090, г. Дзержинский, Московская область, улица Спортивная, д. 20а

Порталы Подмосковья

Обзор судебной практики за июнь-август 2019 года

29 августа 2019 Просмотров: 429

                Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 2019 г. № 23-П «По делу о проверке конституционности части третьей статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Б.А. Сотникова»

         Конституционный Суд РФ признал не соответствующей Конституции РФ часть 3 статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, признанного потерпевшим, не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела в случаях, когда производство по данному делу завершилось постановлением обвинительного приговора.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Часть третья статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ — в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, — исключает из оценки разумности срока уголовного судопроизводства в случаях, когда производство по уголовному делу завершилось обвинительным приговором, продолжительность стадии возбуждения данного дела (проверки заявления о преступлении), что приводит к нарушению конституционных прав лица, которому преступлением причинен вред.

Федеральному законодателю надлежит внести в правовое регулирование судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок изменения, направленные на уточнение порядка определения для потерпевших от преступлений момента начала исчисления разумного срока уголовного судопроизводства.

Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления, при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред (признанного в установленном уголовно-процессуальным законом порядке потерпевшим), если производство по уголовному делу завершилось обвинительным приговором, следует руководствоваться положениями части третьей 3 статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

        

         Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июня 2019 г. № 24-П
«По делу о проверке конституционности положений пункта 5 части 4 статьи 5 и пункта 6 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в связи с жалобой гражданина В.А. Тетерина»

         Органы власти не могут отказывать в проведении митинга, немотивированно ссылаясь на неопределенность форм и методов обеспечения порядка.

Гражданин уведомил администрацию города о проведении митинга и демонстрации. Однако администрация не стала рассматривать уведомление (и соответственно согласовывать мероприятия), поскольку в качестве форм и методов обеспечения общественного порядка и организации медпомощи было указано информирование участников митинга о телефонных номерах вызова полиции и скорой помощи. Организатору митинга сообщили, что такое информирование не отвечает требованиям поддержания безопасности и правопорядка при проведении публичного мероприятия. Попытка оспорить ответ администрации в суде не увенчалась успехом: суды так же пришли к выводу о недостаточности предложенных мер, а соответственно, невыполнении предусмотренной Законом о митингах обязанности организатора публичного мероприятия.

В связи с этим гражданин обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой на неопределенность пункта 5 части 4 статьи 5 и пункта 6 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (далее – Закон о митингах), позволяющих органам власти произвольно устанавливать, соответствует ли уведомление о проведении публичного мероприятия предъявляемым законом требованиям.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции РФ, отметив следующее:

при решении вопроса о том, были ли организатором публичного мероприятия в уведомлении о его проведении предусмотрены формы и методы обеспечения общественного порядка и организации медицинской помощи и являются ли они достаточными, нужно иметь в виду, что основную ответственность за охрану общественного порядка и безопасности граждан, оказание им при необходимости неотложной медпомощи должны принимать на себя органы исполнительной власти субъектов РФ или органы местного самоуправления, уполномоченные представители органов исполнительной власти;

указание в уведомлении о проведении публичного мероприятия форм и методов обеспечения общественного порядка и организации медпомощи, не отвечающих, по мнению уполномоченного органа власти, требованиям Закона о митингах, не может освобождать соответствующий орган от рассмотрения поданного уведомления, по результатам которого он обязан направить организатору публичного мероприятия мотивированные предложения об изменении (дополнении, уточнении) таких форм и методов и в случае принятия организатором этих предложений — не препятствовать проведению заявленного публичного мероприятия;

при недостижении согласия между организатором публичного мероприятия и уполномоченным органом относительно форм и методов обеспечения порядка и организации медпомощи организатор может обратиться в суд. Суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Рассмотрение таких споров должно осуществляться в максимально короткий срок до даты проведения планируемого публичного мероприятия, так как без этого судебная защита во многом теряла бы смысл.

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 25 июня 2019 г. № 25-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 1085 и пункта 1 статьи 1087 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Э.М. Ворона»

Конституционный Суд РФ подтвердил право инвалидов с детства на возмещение расходов на сиделку.

 

Конституционный Суд РФ выявил следующий смысл норм Гражданского кодекса РФ о возмещении вреда, которые оспорил гражданин, ставший в детстве по вине врачей инвалидом.

Если в пользу ребенка-инвалида до 14 лет есть решение о взыскании бессрочно расходов на постоянный посторонний уход, это не исключает возможности взыскать потом в порядке возмещения вреда необходимые расходы (в т. ч. на сиделку) или увеличить размер их взыскания.

 

         Определение Конституционного Суда РФ от 2 июля 2019 г. № 1830-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Донского Александра Валентиновича на нарушение его конституционных прав частью девятой и пунктом 4 части десятой статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Оспариваемые нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, включая время содержания лица под стражей на территории иностранного государства в общий срок содержания под стражей и допуская продление предельных сроков содержания под стражей не более чем на 6 месяцев, какой-либо неопределенности не содержат и права граждан не нарушают.

 

Заявитель оспаривает конституционность части девятой и пункта 4 части десятой статьи 109 «Сроки содержания под стражей» Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающих, что в срок содержания под стражей в период досудебного производства включается в том числе срок содержания под стражей в период предварительного расследования, который исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу; в срок содержания под стражей также засчитывается время, в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со статьей 460 данного Кодекса.

Неконституционность оспариваемых законоположений А.В. Донской усматривает в том, что по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они позволяют суду при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей не засчитывать в этот срок время, в течение которого обвиняемый содержался под стражей на территории иностранного государства по запросу о выдаче его в Российскую Федерацию. По мнению заявителя, данные нормы противоречат статьям 15 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 22 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Вопреки мнению А.В. Донского, оспариваемые им законоположения не могут расцениваться как неопределенные в обозначенном в его жалобе аспекте и действуют в нормативном единстве с иными положениями статьи 109 УПК Российской Федерации. Так, согласно ее частям первой, второй и третьей содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца, а в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения он может быть продлен на срок до 6 месяцев; дальнейшее продление срока в случае невозможности закончить предварительное следствие может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, до 12 месяцев, а свыше 12 месяцев срок содержания под стражей может быть продлен лишь в исключительных случаях и только лицам, обвиняемым в совершении особо тяжких преступлений, до 18 месяцев.

Кроме того, в силу части одиннадцатой статьи 109 УПК Российской Федерации по истечении предельного срока содержания под стражей в случаях, поименованных в пункте 4 ее части десятой, и при необходимости производства предварительного расследования суд вправе продлить срок содержания лица под стражей в установленном данной статьей порядке, но не более чем на 6 месяцев. При этом часть одиннадцатая статьи 109 УПК Российской Федерации в ее взаимосвязи с пунктом 4 части десятой данной статьи также были предметом изучения Конституционного Суда Российской Федерации, который в Определении от 16 июля 2013 года № 1108-О отметил, что названные нормы, включая время содержания лица под стражей на территории иностранного государства в общий срок содержания под стражей и допуская продление предельных сроков содержания под стражей не более чем на 6 месяцев, какой-либо неопределенности не содержат и права граждан не нарушают.

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 3 июля 2019 г. № 26-П «По делу о проверке конституционности статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 4 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации и части 10 статьи 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в связи с жалобой администрации городского округа Верхняя Пышма

Орган местного самоуправления не должен нести всю полноту ответственности за действия органов власти РСФСР на местах, при которых были выделены земельные участки для ведения садоводства и не обеспечено соблюдение ограничений при возведении построек.

Конституционный Суд РФ признал взаимосвязанные положения статей 15, 16 и 1069 ГК РФ и части 10 статьи 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они — по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, — предполагают возложение исключительно на муниципальное образование обязанности возместить гражданину за счет местного бюджета ущерб, причиненный этому гражданину в связи со сносом по решению суда построек, возведенных на земельном участке, предоставленном местными органами государственной власти РСФСР для ведения садоводства и расположенном в охранной зоне опасного производственного объекта – магистрального газопровода.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил, что само по себе возведение гражданами построек в зоне минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов осуществлялось на определенном историческом этапе в условиях неразвитости нормативно-правового регулирования деятельности местных органов власти по предотвращению такого строительства, а также недостаточности законодательно установленных мер по обеспечению публичной доступности в земельных правоотношениях сведений об ограничениях на возведение построек в привязке к конкретным земельным участкам. Ответственность за непринятие таких мер, повлекшее негативные последствия для граждан, не может быть снята с государственных органов, призванных в силу своего особого публично-правового статуса обеспечивать правовую основу для реализации гражданами их прав и обязанностей, включая право собственности и обязанность выполнять нормативные предписания, которые должны быть доведены в надлежащей форме и с необходимыми для исполнения ориентирами до сведения граждан.

Изложенное не снимает доли ответственности с органов публичной власти на местах как с допустивших возведение гражданами построек, которые впоследствии были снесены в связи с несоответствием их возведения нормативным требованиям, притом что граждане действовали добросовестно, разумно и осмотрительно. Названные органы и ранее обладали определенными возможностями в данной сфере, если не в части пресечения возведения таких построек, то в части предупреждения граждан о негативных для них последствиях такого возведения, что вытекает из природы этих органов как наиболее приближенных к населению. Тем не менее возложение в таких случаях исключительно на муниципальные образования обязанности возместить за счет средств местного бюджета ущерб, причиненный гражданам, не основывается на принципах справедливости, правовой определенности, разумности и соразмерности, не согласуется с существующим разграничением полномочий между уровнями публичной власти, а потому взаимосвязанные положения статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса РФ и части 10 статьи 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в данном аспекте не соответствуют Конституции РФ.

В этой связи Конституционный Суд РФ указал, что вопрос о распределении между уровнями (органами) публичной власти обязанностей по возмещению гражданам — при условии должной добросовестности, разумности и осмотрительности с их стороны — ущерба в случае сноса построек, возведенных в нарушение установленных требований на земельном участке, предоставленном местными органами государственной власти РСФСР для ведения садоводства и расположенном в охранной зоне опасного производственного объекта, надлежит урегулировать федеральному законодателю исходя из требований Конституции РФ и с учетом правовых позиций, изложенных в настоящем Постановлении.

         Конституционный Суд РФ также установил, что впредь до введения законодательного регулирования, предусмотренного настоящим Постановлением, суды при рассмотрении требований о возмещении ущерба, причиненного сносом построек, возведенных в границах охранных зон по причине ненадлежащего исполнения своих обязанностей органами власти на местах до разделения публичной власти на муниципальную и государственную, должны исходить из оспоренных в настоящем деле норм с учетом правовых позиций, выраженных Конституционным Судом РФ в настоящем Постановлении, в том числе во всяком случае учитывать влияние на соответствующие негативные последствия применительно к конкретным правоотношениям отмеченных в настоящем Постановлении недостатков нормативного правового регулирования, действующего на момент возведения постройки и ее последующей эксплуатации, избегая возложения исключительно на муниципальное образование обязанности возместить гражданину ущерб за счет местного бюджета. При этом, поскольку абзацем вторым части третьей статьи 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе, при рассмотрении заявлений о возмещении ущерба в рассматриваемом случае суды должны привлекать в качестве соответчиков соответствующие государственные органы, если в исковом заявлении гражданина в качестве ответчика будет указано только муниципальное образование.

Постановление Конституционного Суда РФ от 9 июля 2019 г. № 27-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.Н. Алганова»

Конституционный Суд РФ разрешил придавать обратную силу нормам об отнесении страховых взносов к платежам, уклонение от которых грозит уголовной ответственностью.

 

Конституционный Суд РФ признал, что спорные нормы Уголовного кодекса РФ об уклонении от уплаты налогов, сборов и страховых взносов не противоречат Конституции РФ.

С 2017 г. взносы наряду с налогами и сборами отнесены к платежам, уклонение от которых влечет уголовную ответственность.

Спорные нормы могут иметь обратную силу в части включения взносов в состав платежей, учитываемых для квалификации уклонения от уплаты налогов и/или сборов с организации, которое было совершенно до вступления в силу упомянутых изменений, если такое включение уменьшит долю не уплаченных организацией платежей в сумме подлежащих уплате ею платежей в совокупности, что будет означать улучшение положения лица, привлекаемого к ответственности.

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июля 2019 г. № 28-П «По делу о проверке конституционности статей 50 и 52 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Ю.Ю. Кавалерова»

         Конституционный Суд РФ запретил не принимать отказы от адвокатов по назначению при отсутствии злоупотребления правом со стороны подсудимого и приглашенного адвоката.

 Конституционный Суд РФ признал статьи 50 и 52 Уголовно-процессуального кодекса РФ не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают, что дознаватель, следователь или суд может оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

Если назначенный защитник не устраивает подозреваемого, обвиняемого, то он вправе отказаться от его помощи, что, однако, не должно отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица. Часть вторая статьи 52 Уголовно-процессуального кодекса РФ, находясь в нормативном единстве с частью первой той же статьи и статьей 51 данного Кодекса не предполагают возможности навязывать лицу конкретного защитника, от которого оно отказалось, исключают принуждение лица к реализации его субъективного права вопреки его воле. Осуществление права пользоваться помощью защитника на любой стадии процесса не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, т.е. от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению.

Обеспечивая право подозреваемого, обвиняемого защищать свои права с помощью назначенного или выбранного им самим защитника, УПК РФ вместе с тем прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый, обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению. Такой отказ не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право подозреваемого, обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным, а потому положение части второй статьи 52 УПК РФ о необязательности отказа от защитника для дознавателя, следователя и суда в данном случае не может применяться со ссылкой на защиту прав подозреваемого, обвиняемого. Тем не менее, это не исключает возможности оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при злоупотреблении правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника.

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. № 49-КГ19-5

                Верховный Суд РФ разъяснил, в каких ситуациях кредитору не удастся забрать ипотечное жилье.

 

         Молодая семья заключила кредитный договор с ООО «Башэкономбанк» для приобретения квартиры. В целях обеспечения исполнения обязательств по указанному договору в залог была передана указанная квартира.

         В дальнейшем кредитор сменился и новый кредитор ООО «ВладФинанс» обратился в суд о взыскании с должников задолженности  по кредитному договору, а также об обращении взыскания на заложенную квартиру.

         Суд первой инстанции взыскал с должников задолженность по кредитному договору, в остальной части исковых требований ООО «ВладФинанс» было отказано. Апелляционная инстанция отменила решение суда первой инстанции и удовлетворила требования ООО «ВладФинанс» об обращении взыскания на заложенное имущество.

         Верховный Суд РФ не согласился с решением апелляции, и перечислил важные моменты, которые не были учтены при рассмотрении дела.

         Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ обратила внимание на то, что апелляция принимая решение не учла, что допущенное должниками нарушение незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

         По мнению Верховного Суда РФ, разрешая этот спор, нижестоящему суду нужно было точно рассчитать количество просрочек должника по платежам, их период и учесть рыночную стоимость квартиры. Но ничего из этого сделано не было. Суд апелляционной инстанции исходил из расчета, представленного истцом.           Дело было направлено на новое рассмотрение.

 

         Обзор практики применения судами положений главы 8 Уголовного кодекса Российской Федерации об обстоятельствах, исключающих преступность деяния (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2019 г.)

Президиум Верховного Суда РФ обобщил практику учета судами обстоятельств, исключающих преступность деяния.

 

При установлении пределов необходимой обороны следует учитывать, что переход орудия от посягавшего лица к потерпевшему может указывать на прекращение посягательства и завершение состояния необходимой обороны.

В случаях задержания лица, совершившего преступление, суды должны установить и исследовать тот факт, что причинение вреда задерживаемому лицу имеет вынужденный характер.

В ситуации причинения вреда в состоянии крайней необходимости суды должны учесть характер возникшей опасности и невозможность ее устранения без нарушения прав и свобод другого лица.

 

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 3 июня 2019 г. № 305-ЭС18-26429

Верховный Суд РФ частично отменил вынесенные ранее судебные акты нижестоящих инстанций по делу о завершении процедуры реализации имущества должника и направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку вывод судов о неприменении в отношении должника правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств является преждевременным.

 

         Предыдущие инстанции сочли поведение гражданина-банкрота недобросовестным и не стали освобождать его от долгов. Верховный Суд РФ не согласился с этим.

         Гражданин брал кредиты при отсутствии необходимого уровня доходов. Однако последовательное наращивание им долгов может считаться недобросовестным поведением, только если гражданин скрывал необходимые сведения (размер дохода, место работы, долги перед другими банками и т. п.) или заведомо предоставлял недостоверную информацию.

         Необъективная оценка физлицом своих возможностей и жизненных обстоятельств не препятствует освобождению от долгов. Недобросовестность и неразумность поведения — это не одно и то же.

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 июня 2019 г. № 9-КГ19-5

         Дело о взыскании денежных средств по соглашению, неустойки, судебных расходов передано на новое рассмотрение, поскольку суды не установили факт причинения работником прямого действительного ущерба и его размера.

 

         Компания и ее бывший бухгалтер заключили соглашение, что он вернет похищенные им из кассы деньги. Часть суммы бухгалтер вернул, а потом потребовал признать соглашение недействительным и взыскать с компании уже выплаченное. Предыдущие инстанции поддержали компанию, но Верховный Суд РФ отправил дело на пересмотр.

         Суды сочли, что отношения между сторонами должны регулироваться по нормам гражданского законодательства, поскольку спорное соглашение было заключено уже после увольнения бухгалтера. Но этот вывод ошибочен.
Иски работодателей, предъявленные после увольнения работника о возмещении ущерба, причиненного им до расторжения трудового договора, следует рассматривать по правилам Трудового кодекса РФ.

         Соглашения о возврате денег в данном случае недостаточно. Чтобы привлечь бухгалтера к ответственности, нужно доказать, что он причинил компании прямой действительный ущерб, выяснить его реальный размер, а также проверить, соблюдались ли правила заключения договора о полной материальной ответственности работника.

 

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июня 2019 г. № 83-КГ19-4

         Дело о признании увольнения незаконным, об изменении формулировки его основания, даты увольнения, о взыскании выходного пособия, заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда передано на новое рассмотрение, поскольку расторжение трудового договора с работниками обособленного структурного подразделения организации, расположенного в другой местности, в случае прекращения деятельности этого подразделения производится по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации.

 

         Банк переместил подразделение из одного региона в другой, а сотрудницу уволил по основанию «отказ работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем». Она пыталась оспорить увольнение и формулировку его основания, взыскать выходное пособие и зарплату за вынужденный прогул, а также заставить банк компенсировать ей моральный вред. Суды отказали в требованиях, но ВС РФ с ними не согласился.

         Банк закрыл подразделение, где работала истица, т. е. фактически ликвидировал его. Следовательно, увольнение должно проводиться по тем же правилам, что и при ликвидации организации. Сотруднице следует выплатить выходное пособие в размере среднемесячного заработка и сохранить его за ней на период трудоустройства до 2 месяцев со дня увольнения.

         Кроме того, работодатель истицы — банк, а не его подразделение, а он в другую местность не перемещался.

 

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июня 2019 г. № 74-КГ19-5

         Дело о компенсации морального вреда, причинённого некачественным оказанием медицинской помощи, передано на новое рассмотрение, поскольку судебные инстанции не учли положения нормативных правовых актов, регулирующих порядок контроля объёмов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию.

 

         Больница не провела пациентке необходимые обследования и не установила диагноз, что повлекло неправильное лечение и привело к ухудшению здоровья. Судебные инстанции отказали ей в компенсации морального вреда, но Верховный суд направил дело на пересмотр.

         Суды обосновали свои выводы заключением СМЭ, которое не выявило ни противоправность ответчика, ни его виновность. Но это не исключительное доказательство и его надо оценивать наряду с другими. Истицу обвинили, что она не предъявляла симптомов, относящихся к ее заболеванию, хотя она не обладает специальными познаниями и не может знать, какие жалобы считаются характерными.

         Суды неправомерно обязали истицу доказывать факт некачественного лечения и при этом освободили ответчика от доказывания его невиновности. Однако, именно ответчик должен был подтвердить правомерность своего поведения и отсутствие вины. Истица должна была доказать только факт физических или нравственных страданий.

         Полномочия лечащего врача также не выяснены. Предпринимал ли он все необходимые меры для квалифицированного обследования и правильно ли организовал лечение. Не была проверена возможность больницы определить диагноз при всех необходимых исследованиях.

         Верховный суд РФ отменил решения судов первой и апелляционной инстанции и направил дело на новое рассмотрение.

         Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 2019 г. № 20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил вопросы по делам о нарушении ПДД.

 

Пленум Верховного Суда РФ утвердил разъяснения к главе КоАП РФ о дорожных нарушениях. Рассмотрены вопросы их квалификации, фото- и видеофиксации, наказаний.

Водители не обязаны уступать дорогу тем, кто едет по обочине, навстречу по дороге с односторонним движением, выезжает на перекресток на красный или желтый свет.

Если номер на машине залеплен листвой, грязью или снегом и это не обусловлено погодой или движением, водителю грозит штраф или лишение прав.

Устанавливать знак «Инвалид» на машине, которой управляет не инвалид и/или которая не используется в момент выявления нарушения для перевозки инвалидов, незаконно.

По ПДД погонщик скота и тот, кто управляет гужевой повозкой (санями), являются водителями.

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 2019 г. № 19 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»

Пленума Верховного Суда РФ разъяснил новый порядок кассации в уголовном процессе.

 

Сплошная кассация предусмотрена для итоговых решений, выборочная — для промежуточных и для повторно обжалуемых итоговых решений. В первом случае предварительное решение судьи о передаче жалобы или представления в кассационный суд не требуется, во втором — требуется.

Жалобы и представления для сплошной кассации подаются через принявший спорное решение суд первой инстанции, для выборочной — сразу в правомочный кассационный суд.

Кассационная инстанция вправе продолжить разбирательство при отзыве жалобы или представления. Условие — есть основания отменить или изменить решение в пользу обвиняемого, осужденного, оправданного, лица, дело которого прекращено, или иного лица, дело которого рассматривается в кассации.

При кассационном пересмотре допускается поворот к худшему, если в ходе разбирательства допущены нарушения, искажающие саму суть правосудия. Если предусмотренный для этого годичный срок пропущен, он не восстанавливается независимо от причины пропуска.

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 2019 г. № 18 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Отвечать по Уголовному кодексу РФ за продажу небезопасных товаров придется только в случае их реальной опасности для потребителей.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил положения Уголовного кодекса РФ об обороте товаров и услуг, небезопасных для потребителей.

Уголовная ответственность наступает, если опасность продукции для жизни или здоровья человека реальна. В противном случае деяние квалифицируется по КоАП РФ. Необходимое условие для ответственности за производство, хранение, перевозку небезопасных товаров — цель сбыта.

Человек может быть признан потерпевшим, даже если не состоял в договорных отношениях с лицом, которое продавало небезопасную продукцию или неправомерно выдавало, использовало удостоверяющий ее безопасность документ.

 

         Обзор судебной практики по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26 июня 2019 г.)

Обобщена практика рассмотрения судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.26 КоАП РФ «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях».

 

В соответствии с частью 1 статьи 23.1 КоАП РФ рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.26 данного кодекса, отнесено к исключительной компетенции судей. При этом дела, возбужденные по частям 1 — 4 названной статьи, подлежат рассмотрению мировыми судьями, по части 5 той же статьи — судьями районного суда в связи с наличием в санкции указанной части дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы РФ (абзац второй части 3 статьи 23.1 КоАП РФ). В большинстве случаев судьи привлекали к участию в производстве по делу специалистов, обладающих специальными познаниями в сфере религиозных отношений, для исследования изображений, текстов и иных материалов.

Проведенное обобщение позволило выделить следующие основные вопросы применения положений статьи 5.26 КоАП РФ:

при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ, подлежит установлению умысел лица на публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики;

субъектом административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ, наряду с физическим лицом может являться должностное лицо;

под распространением религиозной литературы и материалов религиозного назначения в рамках миссионерской деятельности следует понимать не только вручение данных материалов конкретным лицам, но и обеспечение свободного доступа к этой литературе и материалам неопределенного круга лиц вне мест, специально предназначенных для осуществления религиозной деятельности;

нарушение требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, допущенное иностранным гражданином или лицом без гражданства при осуществлении им миссионерской деятельности, влечет административную ответственность по части 5 статьи 5.26 КоАП РФ. Назначение иностранному гражданину или лицу без гражданства дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы РФ должно основываться на данных, подтверждающих действительную необходимость применения к лицу такой меры ответственности, а также ее соразмерность в качестве единственно возможного способа достижения баланса публичных и частных интересов в рамках производства по делу об административном правонарушении.

         Определение Верховного Суда РФ от 26 июня 2019 г. № 310-ЭС19-9389

         Оборудовать отдельный вход в нежилое помещение в многоквартирном доме возможно только с согласия всех собственников помещений в доме.
        

         Местные власти сначала разрешили индивидуальному предпринимателю оборудовать отдельный вход в нежилое помещение в многоквартирном доме, а потом запретили вводить его в эксплуатацию.

         Индивидуальный предприниматель потребовал бессрочное разрешение на использование земли под крыльцом помещения, но ему отказали. Верховный суд РФ подтвердил законность отказа.

         Независимый выход из помещения непосредственно на придомовую территорию и установка крыльца с лестницей предполагают конструктивные изменения в общем имуществе дома и уменьшение общедомового земельного участка. Без согласия всех собственников помещений в доме оборудовать входную группу индивидуальный предприниматель был не вправе.

 

         Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 5 июля 2019 г. № 307-ЭС19-2677

         Суд отменил постановление по делу о признании недействительным предписания по устранению выявленных нарушений лицензионных требований в части возложения обязанности произвести собственникам жилых помещений многоквартирного дома перерасчет платы за содержание жилья, поскольку у ответчика отсутствуют основания для возложения таких обязанностей.

 

         Верховный суд  РФ подтвердил, что власти незаконно предписали управляющей компании пересчитать плату за содержание жилья, которую она проиндексировала без созыва общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.

         Управляющая компания не вправе самовольно увеличивать плату за содержание жилья. Однако в данном случае договор управления предусматривал ежегодное индексирование платы, но позволял не оформлять это решениями общих собраний собственников.

         Таким образом, собственники ранее на общем собрании фактически наделили управляющую компанию правом самостоятельно индексировать плату за содержание.

        

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 июля 2019 г. № 25-КГ19-2

         Суд отменил судебные акты об отказе в восстановлении на работе и в отмене приказа об увольнении, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку срок обращения в суд по индивидуальному спору пропущен по уважительной причине.

 

         Суд отказал работнику в отмене приказа об увольнении, но работник обратился с новым требованием о восстановлении на работе. Суды нижестоящих инстанций не стали рассматривать дело из-за пропуска срока на обращение в суд, но Верховный Суд РФ отправил дело на пересмотр.

         Работник может обратиться в суд за разрешением спора об увольнении в течение месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо выдачи трудовой книжки. Однако при пропуске сроков на обращение в суд по уважительным причинам они могут быть восстановлены судом. Оспаривая первоначально приказ о сокращении, работник правомерно ожидал восстановления своих прав в судебном порядке. Это свидетельствует об уважительности пропуска срока на обращения в суд.

 

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 июля 2019 г. № 5-КГ19-76

         Суд отменил апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции о признании приказов об увольнении незаконными и восстановлении на работе, поскольку работодателем не было доказано совершение истцами виновных действий, подтверждающих их причастность к образованию недостачи товарно-материальных ценностей и соответственно дающих основание для утраты доверия к ним со стороны работодателя.

 

         В суд обратились материально ответственные сотрудники, уволенные по причине утраты доверия в связи с выявленной недостачей вверенных им ценностей. Рассмотрев материалы дела, судьи указали, что дисциплинарное взыскание в виде увольнения может быть применено только к работникам, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности. Такими работниками, по общему правилу, являются те, которые относятся к категории лиц, несущих полную материальную ответственность за необеспечение сохранности вверенных им денежных или товарных ценностей на основании специальных законов или особых письменных договоров.

            При этом уволены они могут быть только в случае установления их вины в действиях, дающих основание для утраты доверия к ним со стороны работодателя, которая, в свою очередь, должна основываться на объективных доказательствах вины работников в причинении ущерба. Если вина работника не установлена, он не может быть уволен по причине утраты доверия.

         Причем и доказывание наличия законного основания увольнения работника, и соблюдение установленного порядка его увольнения возлагаются на работодателя.

         Однако в данном случае совершение сотрудниками виновных действий, подтверждающих их причастность к образованию недостачи, доказано не было. Работодатель не смог пояснить суду, каким образом образовалось данная недостача и по чьей вине. В такой ситуации ВС РФ пришел к выводу, что оснований для увольнения материально ответственных сотрудников не было.

        

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 июля 2019 г. № 44-КГ19-7

         Положения Закона о защите прав потребителей, устанавливающие, в том числе ответственность исполнителя услуг в виде «потребительского» 50 процентного штрафа, подлежат применению к отношениям в сфере охраны здоровья граждан при оказании гражданину платных медицинских услуг.

        

         Иск был основан на фактах некачественного оказания медпомощи в городской больнице: во время операции пациенту занесли инфекцию, и дела его оказались столь плохи, что спасти его жизнь смогли только эвакуация санитарным вертолетом в краевой центр и несколько проведенных в этом центре операций. Оправившись, пациент обратился в городскую больницу (ту, где занесли инфекцию) с претензией: в ней он просил возместить ему моральные и физические страдания в сумме 10 млн. руб., а также заплатить «потребительский» штраф в размере половины от 10 млн.руб.

         Больница отказалась удовлетворять претензию и пациент обратился в суд.

         Суд частично удовлетворил требования пациента, и применив, в том числе, нормы закона о защите прав потребителей, присудил выплатить потребителю 2,5 млн. руб. в счет компенсации морального вреда, и еще 1 млн. 250 тыс. руб. – «потребительского» штрафа. Ведь в добровольном порядке больницей требования потребителя в полном объёме не были удовлетворены.

         Краевой суд решение районного суда оставил без изменения.

         Верховный суд РФ отменил решения судов в части взыскания с больницы «потребительского» штрафа, разъяснив следующее:

          Положения Закона о защите прав потребителей, устанавливающие, в том числе ответственность исполнителя услуг в виде «потребительского» 50 процентного штрафа, подлежат применению к отношениям в сфере охраны здоровья граждан при оказании гражданину платных медицинских услуг. При этом основанием для взыскания в пользу потребителя штрафа является отказ исполнителя, в данном случае исполнителя платных медицинских услуг, в добровольном порядке удовлетворить названные в законе о защите прав потребителей требования потребителя этих услуг. Суды, взыскивая с больницы штраф, не определили правовую природу отношений по поводу оказания пациенту медицинской помощи и не установили, оказывалась ли она бесплатно в соответствии с программой бесплатного оказания гражданам медпомощи, либо предоставлялась пациенту на возмездной основе на основании заключённого с медицинской организацией договора. От установления данных обстоятельств зависит сама возможность применения к спорным отношениям закона о защите прав потребителей.

         Кроме этого, в момент обращения пациента в больницу с претензией у него не было каких-либо доказательств, подтверждающих, что больница оказала медпомощь некачественно, следовательно, суд не выяснил, были ли у больницы основания добровольно удовлетворить требования пациента.

         Дело в части «потребительского» штрафа передано на новое рассмотрение.

 

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2019 г. № 18-КГ19-51

         Верховный Суд РФ отменил апелляционное определение и направил дело о защите прав потребителя на новое апелляционное рассмотрение, поскольку межрегиональная общественная организация, осуществлявшая представление интересов истицы в суде, не могла требовать платы за это, а потому присужденное в пользу истицы как не предусмотренное законодательством вознаграждение не могло взыскиваться с ответчика.

 

         Комитет по защите прав потребителей обратился в суд в защиту покупателя, приобретшего некачественный товар. Судебные инстанции удовлетворили иск, но Верховный Суд РФ направил дело на пересмотр. Судебная экспертиза показала производственный характер недостатка. Но суды не учли, что товар технически сложный и для его возврата по истечении установленного срока недостаток должен быть существенным. Суды это обстоятельство не установили.
Кроме того, суд неправомерно взыскал с ответчика в числе судебных расходов сумму, которую покупатель уплатил комитету за представление его интересов. Общественные организации должны защищать потребителей бесплатно.
        

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2019 г. № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации»

Верховным Судом РФ разъяснен порядок применения отдельных норм международного частного права.

 

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, как российские суды должны применять нормы международного частного права.

Осложняющий гражданско-правовые отношения иностранный элемент — это не только иностранный субъект или объект, но и действие или событие за рубежом, которые ведут к возникновению, изменению или прекращению таких отношений.

Суд применяет любые императивные нормы российского законодательства независимо от их квалификации в качестве норм непосредственного применения, если в споре отсутствует значимый для дела иностранный элемент (например, все стороны — это российские организации, предмет спора находится в России и действия по договору совершены там же).

При определении наиболее тесной связи суд, помимо места жительства, гражданства, основного места деятельности, места учреждения сторон и т. п., учитывает также, применение права какой страны позволит лучше всего реализовать общепризнанные принципы гражданского права.

 

         Обзор судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (статья 76.2 Уголовного кодекса РФ)
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10 июля 2019 г.)

Президиум Верховного Суда РФ обобщил практику освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

 

Закон не запрещает освобождать от ответственности и назначать штраф, даже если статья Уголовного кодекса РФ не предусматривает ущерб или иной вред в качестве обязательного признака объективной стороны преступления (преступления с формальным составом).

Имущественное положение и отсутствие источника дохода не мешают освободить человека от уголовной ответственности и назначить ему штраф.

Согласие потерпевшего — необязательное условие для освобождения от ответственности с назначением штрафа.

        

         Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2019 г. № 82-КГ19-2

         Истец обратился с иском к ПАО «Росгосстрах Банк», указав, что между сторонами был заключён кредитный договор, по условиям которого банк предоставил заёмщику денежные средства в размере 1 200 000 руб., из которых банком были удержаны единовременная комиссия по операциям с использованием ПК в устройствах банка в размере 20 000 руб. и 180 000 руб. в качестве вознаграждения за сбор, обработку и техническую передачу информации, связанную с распространением на заёмщика условий договора страхования.

         Вступившим в законную силу судебным актом взимание платы за данные услуги было признано незаконным и с банка в пользу истца взысканы денежные средства в размере 200 000 руб. Полагая, что ответчиком безосновательно начислялись проценты на всю сумму кредита в размере 1200 000 руб., а не на фактически переданную в размере 1 000 000 руб., истец обратился к ответчику с заявлением о перерасчёте суммы задолженности по кредитному договору и выдаче нового графика платежей, однако получил отказ. Истец просил взыскать с банка сумму переплаченных процентов по кредитному договору, компенсацию морального вреда, в возмещение судебных расходов, а также штраф за неисполнение требований потребителя.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворён частично. Апелляционным определением решение суда первой инстанции изменено, снижены размер убытков и штрафа, уменьшен размер взысканной государственной пошлины.

Проверяя законность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции счёл заслуживающим внимания довод апелляционной жалобы ПАО «Росгосстрах Банк» о пропуске истцом срока исковой давности и пришёл к выводу, что к требованиям истца о взыскании суммы переплаченных процентов за период предшествующий обращению истца в суд с настоящим иском подлежал применению трёхлетний срок исковой давности, а переплаченные истцом проценты подлежали взысканию за трехлетний период, предшествующий подаче иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с обжалуемым судебным постановлением не согласилась по следующим основаниям.

По смыслу положений статей 15, 196, 200 Гражданского кодекса РФ, применительно к настоящему спору, убытки возникли в момент уплаты истцом каждой из сумм в счет погашения задолженности перед банком, поскольку каждая из них включала излишне начисленные проценты.

Определяя к взысканию размер переплаченных процентов, суд руководствовался представленным ответчиком условным расчетом.

Между тем, в указанном расчете отсутствовали помесячные данные о размере излишне уплаченных истцом процентов за пользование кредитом.

Судом расчет излишне уплаченных процентов по каждому платежу, произведенному истцом, а именно эта сумма является убытком истца, не произведен. В связи с этим, в определении суда отсутствует и указание о том, к каким платежам применен срок исковой давности.

Верховным Судом Российской Федерации апелляционное определение было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

         Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17 июля 2019 г.)

В обзоре Верховного Суда РФ рассмотрены правовые позиции по широкому кругу вопросов, в т.ч. разъясняется, что:

в спорах о неосновательном обогащении истец обязан доказать, что ответчик приобрел или сберег имущество, а ответчик — наличие у него законных оснований для этого либо обстоятельств, при которых такое обогащение не возвращается в силу закона;

дольщик вправе в одностороннем порядке отказаться от договора с застройщиком, если тот не устранит недостатки объекта долевого строительства, которые ухудшили его качество;

при изменении территориальной подсудности в делах о банкротстве физических лиц должник обязан обосновать, какие объективные причины побудили сменить прописку незадолго до или после подачи заявления кредиторами о признании должника банкротом;

суд не имеет права закрывать дело о банкротстве только из-за того, что истек срок поиска финансового управляющего или срок, отведенный на решение вопроса об обоснованности заявления о банкротстве;

смерть одного из супругов из-за некачественной медпомощи может являть основанием для компенсации морального вреда другому супругу;

  обстоятельства, связанные с личностью наследодателя, не могут выступать в качестве уважительных причин пропуска срока принятия наследства.

 

         Верховным Судом РФ подготовлен Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека № 2 (2019)

 

Обзор включает в себя правовые позиции в сфере:

административно-правовых отношений (рассмотрены, в частности, условия содержания в местах лишения свободы, вопросы административного выдворения и др.);

гражданско-правовых отношений (защита права собственности, права на здоровье);

гражданских и административно-процессуальных отношений (в т.ч. право на разумные сроки судопроизводства по гражданскому делу);

уголовных и уголовно-процессуальных отношений (нахождение обвиняемого в зале судебного заседания за барьером в виде металлических прутьев и др.).

Отмечается, что в целях эффективной защиты прав и свобод человека судам необходимо при рассмотрении административных, гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, уголовных и иных дел учитывать правовые позиции, сформулированные межгосударственными органами по защите прав и свобод человека (международные договорные органы ООН, действующие в сфере защиты прав и свобод человека, а также ЕСПЧ).

 

           

 

 

Обзор подготовлен аппаратом Уполномоченного по правам человека в Московской области с использованием официального сайта Конституционного Суда РФ, официального сайта Верховного Суда РФ и информационно-правовых систем «Гарант», «Консультант+».

Тэги