О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

АРХИЕРЕЙСКИЙ ДОМ И ГОСТИНИЦЫ

из «Воспоминаний архимандрита Пимена» Николо–Угрешский монастырь издавна славился своим гостеприимством. Здесь торжественно встречали московских государей и высшее духовенство. Для них издавна были построены каменные Государевы и Патриаршие палаты. Не забывали и менее знатных паломников, для которых существовали гостиные палаты и странноприимные дома.

В 1739 году архитектор Иван Мичурин сделал описи монастырских строений. В ней упоминаются, по словам историка и духовного писателя Д. Благово, «гостиные две палаты, каменные, крытые тесом, длиною в 10 саженей, шириною в 6, находились при входе в Святые ворота по левую сторону <...>. К гостинице примыкали обширные сени мерою без малого 5 саженей и 3. Первая палата была размером в 3 сажени с 1 аршином и 2 сажени с 2 аршинами, окончины были везде слюдяные, весьма малые, вышиною 1 1/4 аршина и шириною 1 аршин». Старинные гостиницы имели общий размер примерно 20х12,5 метров, причем одна из комнат была довольно большая — 10,5х6 метров. А вот окошки были действительно небольшие — 70х85 см, вероятно, для сохранения тепла в суровые зимы.

С течением времени одни гостиницы ветшали, вместо них возводили новые. В 1806 году деревянный постоялый двор, расположенный близ Москвы–реки, снесло во время весеннего половодья и вместо него построили новую гостиницу, более крепкую. В 1820 году для приема приходящих богомольцев снова понадобилось построить деревянный гостиный двор. Каменный возвести тогда не позволяло финансовое состояние обедневшей обители.

В середине XIX века Угрешский монастырь, возрождавшийся после упадка благодаря подвижнической деятельности архимандрита Пимена, принимал все больше паломников. Вместо старых небольших гостиниц потребовалось построить несколько новых. В 1851 году напротив Святых ворот через дорогу возвели деревянный странноприимный дом с мезонином на каменном фундаменте приблизительным размером 17х7 метров. Рядом с ним спустя три года возвели сначала двухэтажную зимнюю гостиницу. Она была деревянной на каменном фундаменте с двумя каменными подъездами. Лестницы в ней были чугунные. К услугам приезжающих было 30 номеров, кухня, кучерская и прочие служебные комнаты. Здание было довольно большое — 14х52 метра. Внешне похожая летняя гостиница на 45 номеров, построенная в 1866 году, соединялась с зимней переходом в верхнем этаже. Обе гостиницы были отштукатурены снаружи и внутри. Двор при гостиницах был огорожен деревянным забором с двумя островерхими башенками по углам. С северной части устроили шатровый навес, под которым располагались зимняя и летняя конюшни и каретный сарай.

С 1860–х годов Угрешскую обитель все чаще посещали высшие духовные лица: близкий друг архимандрита Пимена преосвященый Леонид (Краснопевков), епископ Дмитровский, епископ Можайский Савва, его преемник — преосвященный Игнатий, а также епископ Уфимский Филарет и архиепископ Нижегородский Нектарий. С лета 1868 г. довольно часто приезжал на Угрешу вновь избранный митрополит Московский Иннокентий. Посещения владык навели архимандрита Пимена на мысль построить особые палаты для их приема. Для этого в марте 1868 года в селе Остров был выгодно куплен с торгов дом. Его разобрали осенью того же года, а с весны 1869 года начали ставить между монастырем и Петропавловским скитом. В августе Архиерейский дом был уже вчерне готов. Его осмотрел владыка Иннокентий, митрополит Московский, и остался очень доволен. Архимандрит Пимен писал: «... Ему весьма понравилась широкая галерея, которая около всего дома. Она существовала и прежде, и я ее оставил. Дом значительно убавили и приспособили к удобнейшему помещению владык, почему смежно с залом была устроена и домовая Крестовая церковь.

Графский дом в Острове был двухэтажный, низ каменный, верх деревянный, из толстого соснового дерева. Перевезши в монастырь, я выстроил весь дом из дерева и сделал его двухэтажным, снаружи оштукатурил. В нижнем этаже из сеней направо и налево <было> по несколько комнат для приезжавших с владыкою. Лестница, ведущая наверх, широкая, дубовая, переделанная из прежней. С верхней площадки открывается трое дверей: налево на галерею, окружающую дом, прямо — стекольчатая сдвижная дверь в Крестовую церковь, направо в зал. Стены верхних сеней, где лестница, сосновые филенчатые в елку, покрытые лаком, потолок — узорчатый, сосновый, лаковый, около стен и по лестнице — дубовые панели; коробки окон, подоконники, наличники, двери — все дубовое, лакированное, заимствованное из Островского дома. Стены в церкви и потолок также сосновые узорчатые, лаковые. Иконостас вышиною аршина в 2,5 из темного дерева, прорезной <...> полированный. Церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Запрестольная сторона алтаря из белого кипариса с углублением для горнего места, над оным Деисус <...>. Из алтаря задвижная дверь в зал и дверь с верхней площадки лестницы, служащей как бы притвором для храма. Зал в четыре окна, стены и потолок сосновые с узорами, полы сосновые, штучные; двери, панели, косяки окон и лавки около стен — все дубовое лакированное».

Подобным образом были отделаны и другие помещения — гостиная, столовая, галерея. Опочивальня была облицована липовым деревом без лакировки. Отделка дома была красивой, но без излишней роскоши, позолоты и картин. С севера над галереей возвышалась небольшая квадратная деревянная колоколенка, крытая белым железом. Лестница с галереи вела прямо в Скитский сад, где росли яблони, вишни и ягодные кустарники. Д. Благово писал: «Лучше уловить всех оттенков, необходимых для жилища святителя, было невозможно, и это здание есть бесспорно одно из лучших строений на Угреше, памятник строительного искусства отца Пимена и несомненное доказательство его редкого умения согласовать изящнейшую простоту с величественною и строгою изысканностью, чуждою всего мирского...».

Первым посетителем дома посчастливилось стать московскому градоначальнику князю Владимиру Андреевичу Долгорукому. «Он никогда прежде еще не бывал у нас в обители, но в этот год ему пожелалось посетить ее, и для этого он избрал день нашего храмового праздника, 9 мая, — писал архимандрит Пимен. — Он приехал перед обедней, прямо к Архиерейскому дому <...>. После того присутствовал при божественной литургии, участвовал в крестном ходе около монастыря и пожелал трапезовать вместе с братиею в большой братской трапезе. Затем, побывши немного в Архиерейском доме, собрался в обратный путь в Москву и по дороге повстречался с преосвященным Леонидом, который ехал к нам. Преосвященный погостил у нас дня три или четыре...».

Церковь во имя преподобного Сергия Радонежского при архиерейском доме была освящена 25 сентября 1870 г., в день памяти святого. Служил и освящал храм епископ Леонид, который сделал многое для Угреши. По «Воспоминаниям архимандрита Пимена» о нем будет подготовлена отдельная публикация.

До наших дней Архиерейский дом не сохранился. Его заново отделали в 1977 году, но вскоре он сгорел дотла, предположительно, в результате поджога. Последним духовным лицом, жившим в Архиерейском доме, был престарелый святитель Макарий (Невский–Парвицкий). Он поселился здесь в 1917 году и прожил до 1925 года. 82–летний митрополит терпеливо переносил все лишения первых лет советской власти: сначала унижения и оскорбления высшего духовенства, потом голод, холод, обыски, ограбление, конфискации имущества и даже рукоприкладство. Несмотря на все притеснения, незлобивый святитель Макарий продолжал служить в еще действовавших храмах в воскресные и праздничные дни, в свободное время любил совершать дальние прогулки по окрестностям, наблюдая за жизнью природы, рассматривал в телескоп звездное небо. Иноки Угрешского монастыря нашли в нем доброго пастыря, по очереди приходили служить с ним и относились к нему с большой любовью. Теплые отношения связывали старца с настоятелем монастыря, архимандритом Макарием. Часто посещал митрополита епископ Арсений (Жадановский), написавший о нем своих «Воспоминаниях», которые были изданы в 1995 году. Патриарх Тихон также не обделил святителя Макария своим вниманием и несколько раз посетил его. В 1920 г. с опального владыки сняли ложные обвинения.

В августе 1920 г. митрополит Макарий перенес инсульт. Вот что вспоминала о святителе В.К. Чуренкова: «В ограде монастыря сохранился небольшой дом, где жил митрополит Макарий. Он был парализован, его возили в кресле–коляске прекрасные женщины, очень опрятные. Мы, дети, ходили к митрополиту. У него вокруг дома была застекленная веранда. Он нас благословлял. Мы становились вокруг его кресла на колени и пели ему: «Был у Христа–Младенца сад». Он очень любил, когда мы ему пели, и давал нам маленькие иконки...» Начальницей колонии была сестра Ольга Серафимовна Дефендова (в тайном постриге монахиня Серафима), служившая престарелому пастырю до самой его смерти. Дети, так льнувшие к доброму владыке, были большим утешением для него. Воспитанники часто пели в церкви преподобного Сергия Радонежского заутреню, а на Пасху — обедню. Регентом детского хора был завхоз колонии. 9 августа 1924 г. на праздник в память явления чудотворной иконы Святителя Николая в монастырь приехал Святейший патриарх Тихон. Это было последнее патриаршее служение на Угреше перед закрытием обители. Святитель Тихон навестил в келье митрополита Макария, пожелал сфотографироваться с ним и побеседовать наедине.

В 1925 году Московский отдел народного образования запланировал расширить Детский Городок, увеличив число детских домов до семи. Под детдом № 7 собирались занять Архиерейский дом, который нуждался в ремонте. Летом митрополит Макарий был перевезен в Котельники и помещен в доме Меланьи Павловны Трагейм — на «Меланьиной даче». В феврале 1926 г. святитель скончался от воспаления легких. Его похоронили довольно скромно 19 февраля в ограде Казанской церкви Котельников, которая была закрыта осенью 1927 года. В апреле 1957 г. захоронение митрополита Макария было вскрыто и освидетельствовано Московской патриархией. Истлел только гроб, а тело и облачения остались целыми. Нетленные останки святителя были перенесены в Троице–Сергиеву лавру, в храм Русских Святых под Успенским собором, и захоронены в каменном гробу под мраморной плитой с надписью золотыми буквами.

Вернемся к концу 1870–х годов, когда Николо–Угрешский монастырь стал одной из самых красивых и благоустроенных обителей Подмосковья. Сюда приезжало множество паломников. Имевшихся 80 гостевых комнат уже не хватало, и богомольцев приходилось размещать прямо в монастыре. Закладка новой кирпичной гостиницы состоялась в апреле 1874 года. 24 мая преподобный Пимен во время осмотра недостроенного еще здания упал со стремянки с высоты около трех метров и получил серьезные травмы: переломы трех ребер и сильные ушибы. Лечил его доктор Сергей Арсентьевич Тяжелов, и весьма успешно: 16 июня преподобный уже мог служить литургию.

Строительство этой гостиницы было завершено к 1875 году. В последующие годы возвели еще две кирпичные гостиницы к северу от Святых ворот, поскольку со строительством железной дороги до Люберец поток верующих снова возрос. Всего в трех гостиницах было 160 номеров, различных по благоустройству и цене. Все они были оборудованы водопроводом, для своего времени считавшимся большим удобством.

Так сложился небольшой поселок с обширными кирпичными зданиями вне монастыря, ставший частью гармоничного архитектурного ансамбля Угреши, сохранившейся до наших дней — это жилые дома на площади Святителя Николая.

Публикацию подготовила Елена Егорова

Использованы книги:

«Воспоминания архимандрита Пимена», — Москва, 1877.

«Исторический очерк Николаевского Угрешского общежительного мужского монастыря», — Москва, 1872.

«Архимандрит Пимен. Биографический очерк настоятеля Свято–Никольского Угрешского монастыря», — Дзержинский, 1988.

1