О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

Лет до ста расти нам без старости

1 апреля старейшая жительница города Мария Алексеевна КАВЫКИНА отметила столетний юбилей.

«Поздравительную» группу из администрации в доме Марии Кавыкиной встретили с распростертыми объятиями. Сама виновница торжества, уютно устроившись в большом кресле, ничуть не смущалась, с интересом наблюдала за происходящим. Речь заместителя главы города по социальным вопросам Светланы ИСТРАТОВОЙ ей «переводила» на ухо младшая дочка — Татьяна, в семье которой она и живет. С другой стороны, поглаживая сухонькую руку мамы, расположилась вторая дочь — Альбина.

— Мама родилась в Лыткарино, в большой семье, где было пять девочек. Мама — самая старшая, так что она их и растила вместе с матерью — отец у них умер рано. Замуж она вышла в Кишкино. Наш отец был коренной житель здешних мест, начальник первой телефонной станции. Характер у мамы — золотой: жила, работала в медсанчасти, детей растила, никому никогда не завидовала — что есть, то и хорошо, не обижала никого и всегда находила, чему порадоваться. Может быть, поэтому и живет так долго, — рассказывает Татьяна. — Я всегда знала, что бы ни случилось на работе, в доме у нас все равно будет радостно. Мама учила: «Ой, Тань, оставь все беды перед порогом». И получалось...

Неунывающий характер бабули не скрывают даже годы: улыбаясь гостям, она не хочет сознаваться, что ей сто лет, ну максимум — девяносто, о чем она сообщает доченьке. Как потеплеет, собирается гулять во дворе, для чего просит купить ей новые тапочки. Любит до сих пор, когда в доме весело и шумно, даже рюмочку может выпить за компанию. Ну а за собственный юбилей — тем более.

По словам родных, Мария Алексеевна почти не болела, даже карточки у нее в поликлинике нет. Все болячки лечит своими средствами: «Я полежу, дочка, и все пройдет». (Лечит и родная старенькая кровать, и подушка — хозяйка не разрешает заменить их на новые). И ведь вправду все проходит, говорит Татьяна. Только один раз прихватило серьезно — тогда позвали священника, который повесил над кроватью заболевшей иконку.

— Мама в церковь ходила и молитвы такие знает, которые я никогда не слышала. Если я заболею — посидит возле меня, помолится — глядишь, отпустило. Ухожу на работу — она молится за меня. Раньше, бывало, она и внука, Витю, с собой в церковь брала, и других внучат приучала. Сейчас мои внуки поют в церковном хоре.

Марии Алексеевне совсем не одиноко в доме, где ее так любят. Каждый день заглядывает кто–то из троих детей, шести внуков, девяти правнуков, чтобы посидеть рядом с любимой бабой Машей. («Она у нас как лучится!») Даже оставшись одна, она не скучает: умыться, одеться — все сама, что непросто в ее возрасте. Да она еще и стирает сама! В 89 лет, рассказывает Татьяна, проводив семью дочки на Селигер, героическая баба Маша вскопала огород. А года три назад сын Сергей, заглянув в дом сестры в неурочный час, обнаружил, что мама, забравшись на стол, старательно белит потолок.

Сергей Сергеевич гордится семьей, в которой вырос:

— У нас была старинная русская семья. Родственники — и в Кишкино, и в Лыткарино, и в Сокольниках. Мы всегда все собирались вместе на праздники. Когда война началась, а отец и дядья ушли на фронт, все родственники стали жить одной семьей в Лыткарино — двенадцать человек нас было. Не знаю, остались бы в живых или нет, если бы не объединились. Особенно тяжелым и голодным был сорок первый год... Альбина была маленькой — всего годик от роду... Вот эта забота друг о друге осталась на всю жизнь и сознание того, что ты не один на белом свете. Слушались ли мать? Конечно, если что велела сделать, в голову не приходило отказать, но слушались, конечно, не всегда. Наказывала ли? Да она и наказывать не умела — так, веревкой хлопнет разок... И у меня трое детей, все получили образование. Хорошие у меня детки...

...А за столом поднимают тост за здоровье Марии Алексеевны, вручают подарок от города, цветы, «финансовый сюрприз» в конверте.

— У вас в доме так хорошо, тепло, такие у вас добрые глаза, что всем я вам желаю прожить до ста лет, — говорит старший инспектор отдела социальной защиты и помощи населению Людмила ГРИШАНОВА. — Желаю, чтоб еще столько же прожила ваша мама.

— Проживем, мам? — спрашивает Альбина, заботливо приглаживая седую прядку на голове бабы Маши.

— Сто — не знаю, а пятьдесят — точно, — подтверждает юбилярша. А сухонькая рука так и не отпускает дочкину.

Светлана Зайцева

1